«На мой взгляд, смысл профессии в том, чтобы при твоем появлении в любой организации произошли изменения к лучшему»

Арина Чокати
Старший бизнес-аналитик, McKinsey & Company
Год основания:
1926
Количество сотрудников:
16500
Менеджмент компании:
Доминик Бартон (Управляющий директор)

Арина, расскажи, пожалуйста, как ты выбирала профессию?

Это получилось довольно просто и логично. Я училась на факультете МИЭФ в Высшей школе экономики, и, начиная со 2–3 курса, многие мои друзья стали работать в консалтинге. Сначала я не очень понимала, чем они занимаются, и хотела делать «реальные вещи». Меня всегда очень привлекала сфера FMCG, поэтому пошла работать в одну из крупнейших компаний в этом секторе. Работа понравилась и позже опыт очень пригодился. Но в индустрии довольно медленный карьерный рост, который к тому же не полностью от тебя зависит. Пока кто-то не освободит место выше твоей позиции, у тебя не получится продвинуться. Кроме того, молодой специалист не обладает достаточной свободой принятия решений – ты мало можешь повлиять на действительно важные вещи. И я вернулась к мыслям о консалтинге. Мои друзья, уже успевшие там поработать, рассказывали, что в консалтинге ты можешь заниматься очень интересными проектами в любой отрасли, в том числе в FMCG, которая мне так нравилась. Ты лично можешь оказывать существенное влияние на результат, принимая множество решений. После краткого сбора информации сомнений в том, что нужно идти именно в McKinsey, не осталось.  

Какие впечатления остались от отбора в McKinsey?

К тому моменту как я решила подать заявку, открылся набор в Академию McKinsey – и я прослушала курс лекций, это был своеобразный подготовительный этап. В Академии я увидела многих менеджеров проектов и партнеров фирмы и удивилась – насколько они все разные! Процесс тестирования и интервью был гладким, я почти не нервничала, так как хорошо изучила «правила игры». Во время интервью мне очень помогла возможность не отвечать сразу, а взять время и подумать над кейсом, увидеть общую картинку. Никаких необычных или стрессовых вопросов не было.

Какой совет ты можешь дать нашим кандидатам, чтобы они так же уверенно чувствовали себя на интервью?

Нужно готовиться к решению кейсов – сейчас для этого существует очень много материалов и книг. Самое важное – не только решать кейсы, но и самому практиковаться в роли интервьюера, давая кейсы другим. Только так, со стороны, можно увидеть все ошибки и избежать их в своем интервью. После того как построена база, можно обратиться к кому-то из консультантов McKinsey за экспертным мнением по поводу своих навыков.

В чем смысл профессии консультанта, на твой взгляд?

Возможно, консультанты – это люди, которые не знали с детства, чем хотят заниматься в будущем. Но это люди, которые очень любят движение, обучение чему-то новому, изменения. На мой взгляд, смысл профессии в том, чтобы при твоем появлении в любой организации произошли изменения к лучшему. У консультанта есть множество инструментов для того, чтобы решать сложные задачи, и в то же время нет ограничений, которыми зачастую связны люди, долго работающие в одной индустрии. Выйти за рамки этих ограничений, генерировать смелые идеи и уметь подниматься над любой ситуацией - вот в чем смысл для меня.

Какие проекты были самыми интересными и запоминающимися?

На самом деле, все были очень классные. Первые проекты поразили меня тем, что они реально меняли жизнь людей. Об этих изменениях писали в газетах. Кроме того, я смогла пообщаться с невероятными профессионалами, с которыми вряд ли когда-нибудь познакомилась бы при других обстоятельствах.

Был очень интересный RTS-проект для компании из авиационной отрасли, которая испытывала финансовые трудности. По сути, мне нужно было заменить топ-менеджера компании и полностью отвечать за одно из направлений ее деятельности. Я старалась быстро погрузиться в тему, разобраться во всех деталях, например, в сложной программе, которая использовалась на предприятии. И команда клиента начала мне доверять, люди открылись и были готовы к сотрудничеству. Они увидели, что я могу помочь и умею говорить с ними на одном языке об улучшении процессов. Было очень жаль расставаться с этой командой, мы уже привыкли работать вместе.

Сложно ли работать на долгих проектах out-of-town?

Когда я приходила в фирму, я, честно говоря, этого боялась. Но на моем первом долгом проекте не в Москве (только через год после начала работы) было настолько интересно, что этот опыт с лихвой компенсировал то, что пришлось несколько месяцев побыть вдали от дома, тем более, что пятницу и выходные мы обычно проводили в Москве. Кроме того, у нас всегда комфортные условия путешествий, так что в итоге оказалось, что я зря опасалась. Я не думаю, что в других больших компаниях летать нужно существенно меньше. Мне понравилось, что на этом проекте мы намного ближе познакомились с командой – проводили вместе много времени, подружились, ездили вместе в поездку на выходные большой компанией – от аналитиков до партнеров.

Как бы ты могла охарактеризовать корпоративную культуру в McKinsey?

Я очень ценю нашу абсолютную неиерархичность, открытость и доверие друг к другу – когда можно обратиться с любым вопросом к кому угодно, невзирая на положение в компании. И никогда не встретишь непонимания. Это беспрецедентно. У меня есть уникальный доступ к невероятным людям по всему миру! Например, один короткий звонок партнеру в другой офис сокращает работу на несколько недель.

В чем для тебя проявляется принцип Build Your Own McKinsey?

Когда я только пришла в фирму, я уже знала про этот принцип, но не представляла, как его реализовать. И я стала наблюдать за коллегами и их способами стать счастливыми в профессиональном плане. Поскольку люди в фирме очень разные – всегда можно найти кого-то, с кем можно обменяться опытом по рабочей или личной теме, поделиться увлечениями или спросить совета. Они могут подсказать, как самому стратегически планировать свой карьерный путь – в какой отрасли работать и как работать, чтобы получать от этого удовольствие. Удивительно, что для всех консультантов понятие «McKinsey» означает совершенно разное, и каждый находит что-то свое.

Чем отличались твои ожидания в отношении McKinsey от реальности?

Я ожидала, что смогу участвовать в очень интересных процессах на уровне страны и города, но не думала, что это будет настолько значительно, что клиенты будут нам так сильно доверять и что мы сможем так быстро видеть результаты своих действий. В то же время я ожидала, что внутри компания будет очень формализованной и нужно будет постоянно загонять себя в какие-то рамки, а на деле оказалось, что уровень свободы и доверия очень высок и можно просто оставаться самим собой.

Что тебе дает энергию, чтобы выдержать напряженный график работы? Чем занимаешься в свободное время?

Во-первых, графиком можно управлять и планировать свое время так, как тебе удобно. Во-вторых, лично меня очень вдохновляют мои коллеги – из этого окружения я узнаю очень много нового не только по работе. Мы всегда успеваем обсудить последние выставки или запланировать совместные походы куда-то. Я люблю путешествия и длительные пешие прогулки по городам, интересуюсь архитектурой. Между проектами всегда можно взять отпуск, чтобы реализовать свои мечты. В последнее время я очень увлеклась историей – заново изучаю школьный курс, переосмысляю события, людей, взаимосвязи. Сейчас я все понимаю по-другому, мне кажется, в детском возрасте такие вещи тяжело осознать.